Биогазовая энергетика Украины: настоящее, прошлое и будущее | Accord
Биогазовая энергетика Украины: настоящее, прошлое и будущее
Настоящее биогазовой энергетики Украины при объективном взгляде со стороны представляется достаточно неприглядным.
По прошествии десятилетия с начала строительства первых биогазовых комплексов, все её достижения на конец 2020 года сводятся к 0,015% всей вырабатываемой в Украине электрической энергии. Практически не используется избыточная тепловая энергия когенерации, полностью отсутствуют производство возобновляемого аналога природного газа - биометана и рынок наиболее ценного продукта биогазовых комплексов - органических удобрений из дигестата.
Причина кроется, на мой взгляд, в изначальном недопонимании значимости и возможностей биогазовой энергетики со стороны руководства государства и депутатского корпуса, а также в отсутствии продуманной стратегии развития всей отрасли отечественной возобновляемой энергетики .
Изначально недостаточные меры стимулирования, ограниченные низким зелёным тарифом на выработанную из биогаза электроэнергию, не вызвали интереса у широкого круга потенциальных инвесторов. Как следствие, предпочтение все прошедшие годы отдавалось высокорентабельным проектам по производству электроэнергии из свалочного газа полигонов бытовых отходов и строительству немногочисленных биогазовых комплексов при сахарных заводах.
В отличие от ряда стран Западной Европы, где первоначально высокие зелёные тарифы и комплекс дополнительных мер стимулирования привели к массовому строительству биогазовых клмплексов, в Украине развитие биогазовой энергетики носило ограниченный характер и было личной заслугой руководителей отдельных инновационных агрохолдингов.
В странах ЕС первоначальный стимул для участия европейских инвесторов в биогазовых проектах в виде высоких зелёных тарифов и строгой экологической политики, по мере достижения окупаемости капитальных затрат, сменялся другими мерами стимулирования. Среди которых наиболее известными являются премиальные тарифы на разницу между фиксированной ценой электроэнергии и её средней стоимостью на рынке и освобождение от некоторых налогов.
На протяжении последних 5 лет в ряде стран Европы - Дании, Швеции, Нидерландах, Франции, Италии и Великобритании - приоритет в сфере стимулирования биогазовой энергетики всё сильнее начинал уделяться более глубокой переработке исходного сырья - обогащению биогаза . Продукт такой переработки - биометан - стал использоваться в качестве безуглеродного транспортного топлива и закачиваться в сети природного газа. В Германии, которая с её 11 МВт биогазовых мощностей (7,8% в общем производстве электроэнергии) является безусловным лидером мировой биогазовой энергетики, многие биогазовые комплексы переориентировались на гибкое внутрисуточное производство электроэнергии для продаж в часы благоприятной ценовой коньюнктуры.
В настоящее время состояние биогазовой энергетики Украины можно охарактеризовать одним словом - выживание. Хронические неплатежи на вырабатываемую электроэнергию, с одной стороны, и необходимость выплачивать банковские кредиты с другой, усугубляются высокими расходами на приобретение или выращивание основного вида сырья - силосной кукурузы.
Вследствие этого остановлены планировавшиеся ранее немногочисленные проекты. Вдобавок, практически исчерпаны перспективные для добычи биогаза полигоны бытовых отходов. Отсутствуют понятные сигналы со стороны сопричастных государственных структур.
Можно ли ожидать положительной реакции государственных чиновников и депутатов на призывы Биоэнергетической Ассоциации Украины проникнуться проблемами отраслями и осознать её значимость для декарбонизации секторов промышленности, недоступных для других видов возобновляемой генерации? Стоит ли надеяться на принятие внесенных БАУ поправок в действующее законодательство для стимулирования производства биометана? На эффективное участие действующих и потенциальных биогазовых комплексов в долгожданных аукционах? На мой взгляд, - не стоит. По целому ряду причин. Среди основных - тяжелейшее состояние экономики, полное непонимание большей частью депутатского корпуса главного предназначения зелёной энергетики - предотвращения надвигающейся климатической катастрофы, отсутствие продуманной стратегии её развития.
Может ли стать спасительным решением зелёный тариф на биометан? На мой взгляд, - не станет. Время для стимулирования в Украине производства и становления рынка биометана - безвозвратно потеряно. Зелёный тариф на биометан в размере 0,1239 евро за квт- час ситуацию не спасёт. Поскольку означает 496 евро за 1000 куб.м биометана при его себестоимости 350 - 700 евро за 1000 куб.м и при стоимости эквивалентного объёма природного газа в районе 150 евро . Начинать развитие и становление рынка биометана в сегодняшних реалиях - значить обречь биогазовую отрасль, в лучшем случае, на стагнацию. Но никак не на быстрое и уверенное развитие.
Спасительной соломинкой могло бы стать использование возможностей биогазовой энергетики для эффективного производства другого возобновляемого газа - зелёного водорода. Необходимая для промышленного производства технология - давно известна и апробирована на полном аналоге биометана - природном газе. При помощи которой сегодня производится почти 90% из 75 млн. тонн ежегодно производимого "серого" водорода. Технология парового риформинга биометана экономически намного эффективней электролиза воды с использованием ВИЭ. При использовании парового риформинга не потребуется ни зелёный тариф, ни другие меры стимулирования со стороны государства. При этом - более низкая, чем в случае электролиза воды, себестоимость производства, приемлемые сроки окупаемости проектов и конкурентноспособная, по сравнению с "серым" водородом, стоимость после завершения периода аммортизации.
Производство "зелёного" водорода из биомассы в Украине имеет потенциал для полного перевода на него имеющегося в стране парка большегрузного транспорта и декорбонизации отечественной сталелитейной промышленности.
Распределённое производство "зелёного"водорода из биомассы для локального использования не потребует транспортировки на далёкие расстояния и может стать реальностью уже в ближайшее время.
Производство биоводорода может стать новым перспективным вектором развития биогазовой энергетики.